Скрыть:

19 сентября 2008
Письма девочек-подростков – ответы Дани Шеповалова

Это ответы Дани Шеповалова на письма девочек-подростков в журнал "Yes!", которые не были пропущены в печать по моральным и общеэтическим соображениям.

Он выгоняет меня из студии

У моего парня есть своя собственная группа. Но на репетициях он выгоняет всех девчонок из студии и оставляет одних парней, объясняя это тем, что нам нечего делать при творческом процессе. Но, я клянусь, мне тоже очень нравится музыка, которую они играют, и я живу теми песнями, которые они поют. Но спорить с моим парнем бесполезно. Это нормально?

Света, 16 лет

Конечно нормально! Он тебя, наверное, уже второй год на потрахаться разводит, а максимум чего добился - жим-жим по подъездам. Вот и стал пацан голубее Каспийского моря, че ты хотела. Порются там в задницу с чуваками из группы и клянут теток по чем зря. - Да, Вася, да!!! Ах, глубже! Глубже, малыш Кри-Кри!!! Тоже мне Элен и ребята выискались. Вот из-за таких динамщиц как ты мы и теряем нормальных пацанов. Вечно вам поцелуйчики на закате подавай, водку, мороженное и песни при луне. А что парень уже третью молнию на ширинке меняет, и руки у него в кровавых мозолях это вас не волнует. Так что по заслугам получила, тунеядка фригидная!
Дело было в деревне. В то прекрасное утро, пока я спала крепким похмельным сном, родители тихо-мирно свалили в соседний городок под забавным названием «Кадуй», а бабулечка с корзиной ушла в лес по ягодицы.
Проснувшись где-то в районе двух часов дня, я мутным глазом обнаружила своего мелкого братца (6 лет). Естественно, в ту же секунду я его определила в потенциальные нарушители покоя моих перепонных барабанок, с соответственным отношением. Минут через двадцать-тридцать я пришла в себя (организм молодой, воздух свежий), и заметила, что на нем кроме шорт нет ничего, хотя абсолютно точно под шортами должны быть трусы. Их при близком рассмотрении тоже не оказалось. На мои настойчивые вопросы мелкий стал отвечать, предварительно отойдя метра на три)))
— Класс, я в последний раз спрашиваю: кто напердел? — учительница литературы Зинаида Трофимовна обвела притихших учеников суровым взглядом из-под больших круглых очков. — Кто?! Я вас блядь спрашиваю! — в негодовании крикнула она. Учащиеся замерли за своими партами, стараясь вжаться глубже в стулья. — Никофоров! Это ты сделал? — гневно сверкая глазами, она указала указкой на Вову Никифорова.

— Нет, Зинаида Трофимовна! Это не я, честное слово! — плачущим голосом промямлил Вова.

— А кто тогда? Говори, ты знаешь! Ты наверно забыл, что у тебя двойка в этой четверти намечается? Давно родителей в школу не вызывали? Если не скажешь, то пиздец тебе, Никифоров.

Вова Никифоров огляделся по сторонам. Он знал, кто напердел. Но сдать товарища, пусть и пердуна, он не мог.
– А-а-а! БЛЯДЬ!!! Что это было?!
– Кофе в постель, милая.

Бракоразводный процесс. Судья:
– Почему вы хотите развестись с вашей супругой?
– Она ужасная неряха и грязнуля! Встаю я ночью в раковину на кухне поссать, а там каждый раз гора немытой посуды!

Летит самолет с только что призванными солдатами. Лейтенант:
– Ребята, должен вас огорчить – летим в Афган.
– О, бля…
– Но должен и обрадовать – за голову каждого убитого дyшмана платят по чеpвонцy... Самолет заходит на посадку, садится. Солдаты бросаются вpассыпнyю. Появляются через два часа, каждый с мешком голов. Лейтенант:
– Вы охренели!!! Мы в Ташкенте дозаправляться сели!!!

Сидят две мухи на куче говна. Вдруг одна пернула! Ворая:
– Ты чё делаеш! Мы же обедаем!