Скрыть:

... и наконец запомните: при вскрытии брюшной полости пупок обходится справа - немного рисуясь перед студентками нарочито назидательным тоном произнес доцент Рацкий, и изящным движением указательного пальца нарисовал витиеватую кривую над животом трупа.
- А что, он живой? смотрите, у него эта штука встает - перешла на панический шепот симпотная, но чуть полноватая первокурсница.
- Не обращайте внимания, это остаточные реакции, так кто у нас сегодня режет?...
- Фубля, приснится же хуйня - подумал проснувшись в полной темноте Вася Желобок.
- часов семь утра - определил он по уровню эрекции - а нихера не видно...
И трусов нету, и вообще, блядь, где я?
У меня есть сестра. Младшая. Красивая такая дефка с сиськами, но но это сейчас. А лет пятнадцать-семнадцать назад она была беззубой лысой первоклашкой. Ради справедливости скажу, что я тоже была в то время лысой пятиклассницей. И вовсе не потому, что мы с Машкой такие красивые от рождения, а потому, что у нас, к щастью, были охуительные соседи: дядя Лёша, тётя Таня, и трое их детей. Тётя Таня с дядей Лёшей были ахуеть какие профессионалы в плане бухары, а их дети были самыми вшивыми детьми на свете. В прямом смысле. В общем, в один прекрасный день мы с Машкой повстречали всю эту удалую тройку возле песочницы, куда вшивые дети регулярно наведывались с целью выкопать там клад, и неосторожно обозвали их «пиздюками», за что и поплатились. Завязалась потасовка, в результате которой соседские дети отпиздили нас с Машаней своими лопатками, и наградили нас вшами. Пиздюли мы соседям ещё простили бы, но вот вшей – хуй. Ибо наша мама, недолго думая, тупо побрила меня и сестру налысо. Ну, почти налысо. Так, газончик какой-то оставила, для поржать. Я, например, стала ходить в школу в платочке, за что получила в классе погоняло баба Зина, а Машаня вообще получила психологическую травму, когда улыбнулась в зеркало своему лысому и беззубому отражению.