Штурм: Эль Фаллуджа/жопа пендосской военной мысли/много текста

Первый штурм Фаллуджи - операция "Неусыпная решимость" (апрель 2004)
Штурм: Эль Фаллуджа/жопа пендосской военной мысли/много текста

Американская войсковая операция по пацификации Фаллуджи, получившая кодовое наименование «Неусыпная ре­шимость» («Vigilant Resolve»), фактически началась 4 апреля 2004 года, когда морская пехота блокпостами, танками, бро­немашинами и «Хэмви» перекрыла все подступы к городу, полностью заблокировав Фаллуджу от внешнего мира, и тем самым на практике продемонстрировав действенность общепринятой американской блокадной тактики. Главной целью операции были объявлены убийцы сотруд­ников «Блекуотер». «Эти люди будут либо захвачены, либо убиты» - заявил лейтенант Эрик Кнапп, офицер по связям с прессой. Второй, не менее важной задачей, было восстановление в городе законности, порядка, стабильности и сделать невозможным возобновление в Фаллудже деятель­ности террористов. По плану «Неусыпной решимости» морские пехотинцы должны были прочесывать Фаллуджу квартал за кварталом, задерживая подозреваемых и истребляя всех, кто оказывает сопротивление. Вне города были организованы специальные пункты для сбора задержанных, они были обнесены колючей проволокой, что не оставляло иллюзий касательно намере­ний американцев – каждый, кто сопротивляется, будет либо убит, либо взят под стражу. «Город окружен – заявил репор­терам лейтенант Джеймс Ванзант. – И мы ищем в нем плохих парней». Вместе с блокированием города, американцы развернули мощную радиопропаганду, направленную на гражданское на­селение. Через радиоприемники жителей Фаллуджи призы­вали сотрудничать с американскими силами, выявлять и ука­зывать солдатам на боевиков, их опорные пункты и склады. Местные иракские полицейские распространяли по мечетям и местам скопления людей листовки, в которых сообщалось о запрете на ношение оружия и о введении в городе обязательного для всех комендантского часа с 7 вечера до 6 утра. Вместе с этим распространялись так называе­мые «розыскные листовки», на кото­рых были запечатлены лица людей, подозреваемых в убийстве контрак­тников из «Блекуотер». Специальные уполномоченные ходили по домам и предупреждали людей не оказывать сопротивления, когда американские солдаты будут обыскивать их дома, а наоборот, всем проживающим в доме предписывалось вместе собираться в одной комнате, дабы не создавать лишних трудностей. Если же они хотели заговорить с солдатами, то, прежде всего, должны были поднять руки. Стоит заметить, что с учетом напряженной обстановки в Фаллудже, и разгулом в городе моджахедов, сложно представить прямо таки ши­рокую активность прооккупационных сил в эти дни. Скорее всего, все эти мероприятия прошли крайне ограниченно, в сугубо узких рамках, если вообще предпринимались. Спешное планирование операции привело к тому, что мор­ские пехотинцы не имели времени провести разведку и озна­комиться с особенностями театра военных действий, а еди­нообразные карты местности отсутствовали. К тому же, хотя все знали, что войскам предстояло действовать в густонасе­ленном городе, никаких мер по эвакуации гражданского насе­ления предпринято не было, тем более что и на проведение эвакуационных мероприятий, в виду необходимости нанесе­ния быстрого удара, также времени не было. В результате морским пехотинцам предстояло оперировать на незнакомой местности в сложных городских условиях. Тем временем, моджахеды в Фаллудже, понимая неиз­бежность возмездия, активно готовились к обороне, соору­жая баррикады, дорожные препятствия и оборудуя огневые точки. По оценкам разведки, на тот момент в Фаллудже на­считывалось где-то 500 «профессиональных» боевиков, к которым могли присоединиться еще около 1000 сочувству­ющих им добровольцев из местных жителей. Учитывалось и то, что в Фаллудже находилось приблизительно 70000 безработных мужчин (из 350000 жителей), как считалось, многие из них в случае чего с удовольствием поддержат со­противление. В то же время, тысячи мирных жите­лей, ожидая неминуемого американского удара, покинули город за эти считанные дни перед атакой. Интересно, что американцы считали, что до 80% жителей Фаллуджи были настроены либо нейтрально, либо благожелательно к американским войскам – именно так 9 апреля 2004 года в интер­вью газете «Вашингтон пост» заявил подполковник морской пехоты Бреннан Бирн, чей батальон принял активное уча­стие в сражении. Как оказалось в итоге, такие ти­пичные американские оптимистические прогнозы являлись сильным преувеличением. С учетом оценочной численности боевиков и им сочувству­ющих, американское командование первоначально выдели­ло для осуществления операции «Неусыпная решимость» весьма скромные силы. Выполнение задачи по пацификации Фаллуджи было возложено лишь на два батальона морской пехоты, общей численностью чуть более 1000 бойцов. Фал-луджа была разделена на два сектора – северный и южный. 1-й батальон 5-го полка (1/5) подполковника Бреннана Бирна наступал с юго-востока, а 2/1 подполковника Грегга Олсона – с северо-запада. Оба батальона были усилены ротой «Чарли» 1-го танкового батальона капитана Майкла Скаггса, имевшей на вооружении танки М1А1 «Абрамc». 1-й танковый взвод (шесть танков) был придан Олсону, а 2-й (также шесть боевых машин), под командованием первого лейтенанта Троя Зейлера – Бирну. Танки должны были действовать в качестве поддержки пехоты, отделениями по две машины. Такие срав­нительно небольшие силы, выделенные для операции, пока­зывают, что американское командование недооценивало по­тенциал повстанцев и их боевой дух. Правда, стоит указать, что в помощь морским пехотинцам были также приданы два батальона новой иракской армии, однако надежды на них было мало. Наземные войска должна была поддерживать авиация, для этого были выделены самолеты артиллерийской под­держки АС-130 «Спектр» (должны были действовать в ночное время), а также истребители F-16 и боевые вертолеты AH-1W «Супер Кобра» (действовали днем). Эвакуацию ра­неных обеспечивал 161-й средний вертолетный эскадрон морской пехоты (Marine Medium Helicopter Squadron). Здесь стоит заметить, что в октябре 2002 года полковником мор­ской пехоты в отставке Г. Андерсоном были проведены спе­циальные компьютерные исследования, насчет применения вертолетов в боях в городе. Результаты оказались мрачны­ми: наличие у противника легких ЗРК обуславливало поте­ри вертолетов в 50-75 %. Впрочем, как отмечают аналити­ки, это не означало, что вертолеты будут неэффективны в городских боях, наоборот – американскому командованию лишь указали на потенциальное слабое место в их приме­нении. Необходимые выводы были сделаны – аналитики констатировали, что в городских условиях необ­ходимо более широко применять беспилотные летательные аппараты военного назначения.

НАЧАЛО ШТУРМА ФАЛЛУДЖИ
Оба батальона заняли исходные позиции для атаки 5 апреля. Сначала в город были направ­лены небольшие специальные группы, для вы­явления потенциальных целей, однако вглубь города они не углублялись. Активные действия начались в четверг 6 апреля, когда капитан Кайл Стоддард, командир роты «Фокс» в 2/1, напра­вил один взвод к северной окраине города для определения численности противника. Не успел патруль войти в город, как тут же попал под об­стрел и был блокирован превосходящими сила­ми боевиков; один из солдат был ранен. Морпехи запросили поддержку и эвакуацию раненого. Как только Стоддард получил их призыв о помощи, то немедленно бросил в бой свою «команду бы­строго реагирования» (КБР; Quick reaction team – QRT), в состав которой входило и два танка (были сосредоточенны у железнодорожной эстакады на северо-западной окраине города).
Штурм: Эль Фаллуджа/жопа пендосской военной мысли/много текста

Командиром танкового отделения был комендор-сержант (Gunnery-Sergant) Николас Попадич, кадровый танкист мор­ской пехоты, ветеран еще «Бури в пустыне» 1991 года. Ко­мандиром второго танка был сержант Хербиерто Эскамилья. Получив приказ, Попадич двинул свои танки в бой. Тяжелые «Абрамсы» двинулись впереди морских пехотинцев из КБР, по направлению к месту боя. Едва они вступили в черту го­рода, Попадич увидел, как раненому морпеху оказывают по­мощь прямо посреди улицы. Танки сразу же оказались в эпи­центре боевых действий, пытаясь занять удобные позиции для выхода к позициям блокированного взвода. «Абрамс» Попадича остановился на узкой городской улоч­ке. Поскольку в условиях боя в городе, видимость из танка крайне ограничена, то Попадич, подобно танковым команди­рам Второй Мировой, высунул голову из люка наружу, чтобы лучше ориентироваться на местности. Сперва он увидел группу сражающихся морпехов, затем несколько секунд по­тратил на определение направления, в котором они ведут огонь, после чего начал разворачивать орудие своего танка. Пока башня поворачивалась, сержант внимательно следил за крышами, окнами, дверными проемами и переулками, что­бы враг неожиданно не атаковал танк. Попадич быстро нашел свою первую цель – это был по­встанец, стрелявший из-за стены в шести кварталах впереди, он был накрыт очередью из спаренного с пушкой пулемета. Затем Попадич двинул свои два танка вперед, и вскоре пули защелкали по броне «Абрамсов». Под прикрытием танков пе­хотинцы и медики пришли на выручку блокированному взво­ду. Тяжело раненый морпех был благополучно эвакуирован, вместе с остальными ранеными. После эвакуации раненых 2-й взвод лейтенанта Джо­ша Джемисона выдвинулся вперед, заняв позиции перед танками. В результате морпехи и повстанцы фактически перемешались на узком городском участке, что не давало возможности танкистам эффективно использовать свое во­оружение. Попадич по радио связался с Джемисоном, пред­ложив, чтобы пехота отошла за танки. Джемисон быстро сориентировался и отвел своих людей; морпехи быстро за­няли крыши ближайших зданий, что дало Попадичу сорок пар глаз, выискивающих для него цели сверху. После того, как пехотинцы убрались с его пути, Попадич получил воз­можность спокойно уничтожать любую цель, появлявшуюся у него перед глазами. Этим он и занимался весь оста­ток дня. Ближе к концу дня Попадич выдвинулся вперед, однако через два квартала наткнулся на препятствие, пре­граждавшее путь в один из переул­ков – поваленные телефонные стол­бы. Это препят­ствие было при­крыто зданием во дворе, укреплен­ное мешками с песком. Довершал картину огромный бензовоз, припаркованный неподалеку. Увидев все это, Попадич сразу понял, что бензовоз является гигантским СВУ, которое на месте по­хоронит его вместе с экипажем, и быстро сдал назад. На этом танковая атака остановилась – продолжать дви­гаться вперед было слишком опасно. Так как начинало смер­каться, то возникла угроза, что противник перехватит инициа­тиву у американцев, а этого допустить было нельзя. Поэтому Попадич решил попробовать приблизиться к препятствию, и попытаться оттащить столбы своим танком. Понятно, что это был не самый лучший план, так как танк мог быть подбит, однако в той ситуации, медлить было нельзя. Однако капитан Стоддард имел свое мнение по поводу сложившейся ситуации. Вместо того чтобы пытаться в темно­те сокрушить препятствие танками, он вызвал авиационную поддержку в лице самолета артиллерийской поддержки АС-130. Тем более что эти самолеты как раз предпочитали дей­ствовать в ночной тьме, дабы избежать поражения из пере­носных ЗРК.
Штурм: Эль Фаллуджа/жопа пендосской военной мысли/много текста

Когда танки возвратились к линиям пехоты, выяснилось, что вернуться на исходные позиции для восполнения за­пасов им не удастся. Более того, поскольку было слишком опасно посылать в Фаллуджу машины снабжения, то танки Попадича не могли рассчитывать и на пополнение запасов топлива. Что касается возобновления боезапаса, то морская пехота обеспечила его вручную – сразу после наступления рассвета Попадич увидел колонну морпехов, которые один за одним шли к его танкам. В одной руке пехотинцы держали личное оружие, а в другой – по цинку с патронами для пулемета. Таким способом американцам удалось восполнить боезапас для танковых пулеметов, что в условиях городских боев было крайне важным. Теперь танкисты были снова готовы к бою. За день боев 6 апреля морпехи капитана Стоддарда углу­бились в Фаллуджу дальше, чем другие подразделения, не в последнюю очередь благодаря танковой поддержке Попадича и удачному взаимодействию с авиацией. Однако теперь на танки Стоддард рассчитывать не мог – запасы горючего, оставшиеся в баках «Абрамсов», не позволяли ему активно их использовать. Поэтому с возобновлением боевых дей­ствий утром, пехотинцы начали атаку, а Попадич получил приказ удерживать позиции. Так танки остались без пехотного прикрытия.

Боевики быстро поняли, что происходит. Их небольшие группы начали просачиваться через дворики и переулки и приближаться к двум стоящим танкам. Попадич и его люди прекрасно осознавали всю серьезность положения и подго­товились к отпору. Повстанцы обстреляли их из РПГ, некото­рые гранаты прошли мимо, но некоторые попали в танки, не причинив, однако, особого вреда. В ответ танкисты огнем из пулеметов и личного оружия отогнали противника, так что в этом случае все окончилось благополучно. И танки остались на месте. Около полудня танкисты заметили несколько десятков по­встанцев, которые собирались возле мечети в трех кварталах впереди. Попадич тут же связался со Стоддардом и попро­сил разрешения атаковать. «Иди на них» – коротко приказал Стоддард. «Абрамсы» снова атаковали: «Красный 3, это Красный 4, следуй за мной» – радировал Попадич Эскамильи. Завидев танки, боевики бросились врассыпную. Не менее полови­ны из них танкисты положили пулеметным огнем, осталь­ные обратились в бегство. Наплевав на опасность, танки устремились за ними, все дальше углубляясь в узкие городские улочки. Настолько узкие, что танк не мог повернуть башню, в результате приходилось обходиться пулеметами. Все понимали, что это ставит бронетехнику в угрожающее положение, однако сделать было ничего нельзя. В итоге, как только «Абрамс» Попадича выехал на небольшой пере­кресток, один из повстанцев с фланга выстрелил по нему из РПГ. Граната попала в башню и не причинила особых повреждений. Попадич развернул на боевика башенный пулемет, однако выстрелить не успел. Другой боевик с крыши здания прямо позади танка выстрелил из РПГ, по­разив танковую башню. Попадич был тяжело контужен, ранен в голову и ногу, а наводчик и заряжающий (капрал Райн Чамберс и младший капрал (Lance-Corporal) Алекс Эрнандес) были ранены. Впрочем, водитель танка млад­ший капрал Кристофер Фриас сумел вывести тяжело поврежденную машину из зоны огня, отход прикрывал танк Эскамильи. Оба «Абрамса» вышли в район, из которого вчера начали наступление. Здесь раненым была оказана первая помощь. В ходе этого процесса поблизости разорва­лась минометная мина, не причинившая, впрочем, никакого вреда. Вскоре раненые были эвакуированы, Попадича до­ставили в хирургический госпиталь в лагере «Фаллуджа». В результате этого ранения он потерял правый глаз. Для него битва за Фаллуджу закончилась. За храбрость, решительность, хладнокровие и находчивость Николас Попадич был награжден Серебряной звездой, став единственным морским пехотинцем, награжденным этой высокой награ­дой за апрельские бои в Фаллудже. Он вышел в отставку и поступил в колледж, дабы выучиться на учителя, а сейчас занимается политикой. Приведенное нами описание боев на одном узком участке 6-7 апреля, наглядно показывает, что американцы, как толь­ко вступили в Фаллуджу сразу же увязли в тяжелых уличных боях, и демонстрирует весь широкий спектр проблем, с ко­торым им пришлось столкнуться – невозможность провести к сражающимся частям колонны снабжения, скованность на­земных сил без поддержки с воздуха, умелое использование боевиками местности и так далее. Существенно продвинуть­ся ни одному из двух батальонов не удалось, а выполнение поставленной командованием задачи по умиротворению Фаллуджи оказалось под вопросом.

МОРСКИЕ ПЕХОТИНЦЫ УВЯЗАЮТ В ГОРОДЕ
В результате затянувшихся уличных боев, непосредствен­но действующие в Фаллудже войска было решено реоргани­зовать и усилить – в бой были введены еще два батальона морской пехоты, плюс некоторые части усиления, а сам город разбит на четыре квадрата. Для усиления Мэттису пришлось стянуть к городу подразделения со всей провинции Аль-Анбар и даже передать часть своего сектора ответственности на юго-востоке армейским подразделениям. Он также затребовал подкрепления – не менее полка морской пехоты, усиленного танками, однако, естественно, ничего не получил. Из-за напря­женности по всему «Треугольнику» и практически одновремен­ного шиитского восстания, войск не хватало, к тому же пере­броска частей Корпуса еще не была завершена окончательно. Здесь следует обратить внимание, что боевики также в обо­роне не сидели и проявляли активность на дорогах, ведущих в Фаллуджу, из-за чего подступы к городу также оказались дале­ко небезопасными, что только добавляло напряжения. После проведения усилительных мероприятий основными сражающимися в Фаллудже частями являлись следующие батальоны: 2/1 - северо-запад; 3/4 (с двумя танками) - северо-восток; 1/5 (с шестью танками) - юго-восток; 2/2 (с четырьмя танками) - юго-запад. Общая численность этих батальонов с частями усиления равнялась около 2500 человек. Также мы видим, что основ­ные танковые силы были переброшены на юг – там действо­вало 10 танков из имеющихся 12. Еще три батальона мор­ской пехоты обеспечивали блокирование города. При этом все взводы, принимающие участие в боях, были резко усилены. Также в боевые действия в районе Фаллуджи были брошены и подразделения роты «Браво» из состава 1-го раз­ведывательного батальона морской пехоты (также вполне возможно, что в Фаллудже действовали и другие под­разделения этого элитарного батальона). Как уже отмечалось, скорость начала операции отразилась на ее подготовке не лучшим образом. Так, мы упоминали, что в войсках отсутствовали единообразные карты города, след­ствием чего была постоянная неразбериха, кто за какой сек­тор отвечает и вытекающая отсюда угроза попасть под так называемый «дружественный огонь», то есть под огонь своих же. Сам по себе «фаллуджийский театр военных действий» отличался от всего того, что морпехи видели до этого. Раз­ведчики и снайперы писали в отчетах, что «застройка города является хаотичной. Различий между жилой, деловой и про­мышленной зонами не существует».
Штурм: Эль Фаллуджа/жопа пендосской военной мысли/много текста

Первые дни боев показали американскому командованию, что пацификация Фаллуджи будет куда более сложным зада­нием, чем всем казалось до этого. Боевики оказали настоль­ко серьезное сопротивление, что впечатлили даже видавших виды американцев. Количество сражающихся против мор­ских пехотинцев моджахедов росло с каждым часом и оце­нивалось уже в 1200 человек. Майор Т. Джонсон, один из пресс-офицеров КМП отмечал: «Это их Супер-кубок. Фаллуджа – это место, куда вы идете, если хотите убивать американцев». Здесь обратим внимание, что не все были согласны с официальными данными о количестве боевиков. Так, журналист П. Кокбурн определил количество повстанцев «не более чем 400 человек». 7 апреля в прессе была обнародована информация, что морские пехотинцы к этому моменту потеряли четырех чело­век убитыми, при этом по далеко неполным данным, не­посредственно за 7 апреля потери составили один убитый и пять раненых. Основные потери за 7 апреля пришлись на взвод капи­тана Брента Морела из роты «Браво» 1-го разведыватель­ного батальона, численностью 25 человек. Разведчики сопровождали конвой, доставляющий снабжение войскам, сражающимся в южной части города. Южнее Фаллуджи, не доезжая до городской черты, конвой угодил в засаду –группа боевиков численностью от 40 до 60 человек раз­вернулась вдоль дороги на протяжении едва ли не пол­мили. Сначала конвой обстреляли из РПГ. Одна из гранат угодила в «Хемви», в результате все пятеро находивших­ся в нем морских пехотинцев были ранены, причем одно­му оторвало обе руки. Затем на машины обрушился огонь из не менее 10 пулеметов. Взвод контратаковал, и в за­вязавшемся бою морпехи убили 26 моджахедов. Увы, в ходе этой контратаки капитан Морел был смертельно ра­нен пулей в грудь. «Морские пехотинцы рассказывали, что когда он умирал в вертолете, эвакуирующем раненых, его рыжие волосы вмиг стали седыми». Ито­гом боя, кроме гибели Морела, стало ранение по одним данным пяти, по другим – шести морских пехотинцев. Тем не менее, американские военные сохраняли опти­мизм. 8 апреля генерал Абизайд заявил в интервью: «Мы возьмем Фаллуджу под контроль». 7 апреля в газете «Вашингтон пост» было опубликовано интервью ко­мандира 1/5 подполковника Бреннана Бирна. Среди про­чего он сказал: «Мы крепко вцепились в город, и мои под­разделения сжимают хватку. Если кто-то сопротивляется – мы надираем им задницу...». По словам Бирна, Фаллуджа превратилась в рай для повстанцев и контрабандистов,потому что «никто и никогда не стре­мился зачистить ее правильно». Морпехи Бирна преуспели в психоло­гической войне, отличаясь от других американских подразделений использовани­ем не совсем стандартных методов. Так, солдаты придумывали в адрес боевиков грязные оскорбления, которые перевод­чик через громкоговоритель доносил до противника. Как правило, моджахеды очень остро реагировали на подобное и выбегали из укрытий, паля во все сто­роны из своих «Калашниковых». В этот момент морские пехотинцы и открыва­ли по ним прицельный огонь, уничтожая врага практически в упор. Вскоре такая тактика получила распространение в других частях, под общим наименова­нием «Оскорби и стреляй». Также мор­пехи издевались над названием города, именуя его не иначе как «Лафаллуджа» (по аналогии с популярным в США музы­кальным фестивалем «Лоллапалооза» (Lollapalooza - ежегодный музыкальный фестиваль прово­димый в Чикаго (США), где принимают участие альтернатив­ные, хэви-метал, хип-хоп и панк-рок группы)) и включали на всю громкость песни «Welcome to the Jungle» группы «Guns'n Roses» и «Hell's Bells» группы AC/DC. Естественно, что у арабов, незнакомых с западной тяжелой музыкой, эти и им подобные песни вызывали культурный шок и потрясение. Не сложно себе представить, как выглядели в глазах жите­лей Фаллуджи увешанные оружием и снаряжением морские пехотинцы, появление которых сопровождала гремевшая из динамиков тяжелая музыка. Обычной тактикой, которую американские морпехи исполь­зовали в городских боях, было занять дорожные перекрест­ки с помощью танков и машин поддержки, а затем зачищать окрестные кварталы. Пехотинцы стремились изолировать и нейтрализовать их, дабы избежать лишних разрушений. По­этому широко использовались снайперы, которые фактиче­ски блокировали отдельные районы, простреливая пути из одного квартала в другой. Однако с учетом специфики действий в условиях Фаллуд­жи, реализация подобной тактики была сопряжена с больши­ми трудностями. Напомним, что Фаллуджа была в основном застроена двухэтажными бетонными домами, окруженными стенами и разделенными небольшими переулками. Понятно, что такие постройки как нельзя лучше подходили для органи­зации опорных пунктов и огневых точек. К тому же, моджахе­ды, хорошо зная местность, быстро перемещались по городу и действовали по принципу «Ударил – убежал»: пока амери­канцы собирались с силами, противник уже растворялся в городе. Это приводило ко все более широкому использова­нию авиации и тяжелого вооружения, со всеми негативными последствиями для городских построек. Как отметил один из исследователей сражения, все «это походило на игру в регби в китайском магазинчике». По подсчетам американцев, в первой битве за Фаллуджу, в городе было зафиксировано около 25 групп повстанцев, чис­ленностью до 25 вооруженных боевиков каждая. Более того, из многих областей Ирака радикальные исламские элементы направлялись в Фаллуджу, чтобы принять участие в боевых действиях против американских войск. Серьезную мораль­ную поддержку в этом им оказывали некоторые религиозные деятели. Один из них, Харт аль-Дари, произнес перед тыся­чами молящихся иракцев: «Битва за Фаллуджу - это битва за историю, битва за Ирак, битва за нацию. Благодаря Богу вы можете отомстить за пролитую кровь. Отомстите убийцам. Направьте свое оружие против оккупантов. Убейте их всех. Не щадите их» [10, р.141]. Как мы увидели на примере действий танка Попадича, с по­мощью системы заграждений и баррикад, боевики блокиро­вали продвижение бронетанковой техники. Основу тяжелого вооружения повстанческих групп составляли РПГ, пулеметы, минометы, СВУ и в некоторых случаях – ЗРК. Тактика, при­меняемая боевиками, заключалась в удержании опорных пунктов, организации засад и проведении неожиданных атак. Последние осуществлялись малыми группами, не более дю­жины бойцов пешком или на автомашинах, по принципу «Уда­рил – убежал» – неожиданно появились, обстреляли войска и тут же исчезли; успехам подобных действий способствовало отличное знание боевиками местности. Широко использова­лись мины-ловушки и СВУ, в основном их устанавливали в жилищах и вдоль дорог. Боевые вертолеты американцев об­стреливались из ЗРК, поэтому применение их над полем боя было довольно ограниченным.
Штурм: Эль Фаллуджа/жопа пендосской военной мысли/много текста

«Враг был куда лучше подготовлен, чем ожидали морские пехотинцы», - отметил репортер «Вашингтон пост» Т. Рикс. Отчеты морской пехоты о боях это подтверждают: «Боевики удивили морских пехотинцев координацией своих атак, при­менением комбинированного залпового огня РПГ и эффек­тивного применения непрямого огня. Противник эффективно маневрирует и стойко сражается». Сильный харак­тер сопротивления далеко неудивителен, учитывая мотива­цию боевиков и оказываемую им моральную поддержку со стороны религиозных и общественных деятелей. Одним из последних был местный племенной лидер, глава городско­го совета шейх Абдулла аль-Янаби, которого неоднократно видели на передовых позициях, разговаривающего с моджа­хедами – он призывал их сражаться с «неверными», и обе­щал, что те из них кто погибнет в бою, непременно окажутся в раю. Наиболее известным из полевых командиров моджахедов в Фаллудже стал Омар Хадид, один из последователей аль-Янаби. Охарактеризованный американцами как «опасный человек», Хадид желал из­гнания «неверных» с зем­ли Ирака, для чего лично участвовал в боях, отлича­ясь бесстрашием. Что интересно, как отме­чают некоторые западные авторы, характер сопро­тивления боевиков и используемая ими тактика наводят на мысль, что прежние чины армии Хусейна были одними из руководителей обороны. В то же время, есть данные, что боевики в Фаллудже часто атаковали морских пехотинцев в лоб, без подготовки и всякого прикрытия, неся при этом соот­ветствующие высокие потери. Не зря, корреспондент «Нью-Йорк таймс» Д. Геттлеман в одном из своих репортажей отметил, что «бои показали, не только интенсивность сопро­тивления, но и непреклонную волю повстанцев к смерти». Существенной проблемой являлась сложность в непо­средственном выявлении боевиков среди мирных жителей. Одетые в основном в футболки и брюки, в сандалиях или спортивной обуви, моджахеды ничем не отличались от тысяч обычных мужчин, населяющих Фаллуджу. В итоге, повстанец, в случае угрозы, мог легко раствориться в толпе мирных жи­телей. Сражаясь в чужой среде во враждебном городе, амери­канские солдаты практически не имели союзников. Понятно, что для благоприятной политической картины, американцам было необходимо задействовать в боевых действиях форми­руемые части новой армии Ирака. Фактически, это должно было стать первым серьезным испытанием для Иракских охранных сил. Од­нако, позитивного результата достигнуто не было. Попытка применить в бою два батальона новой иракской армии про­валилась, к большой досаде американцев. Так, считавший­ся лучшим, «кадровый» 2-й батальон новой иракской армии, численностью 620 человек, получив приказ выступить на по­мощь морским пехотинцам, отказался его выполнять. Стоит отметить, что этот батальон был сформирован 6 января 2004 года, в честь чего была проведена торжественная церемония, а министр обороны США Рамсфельд даже выразил надежду по этому поводу, что это важная часть будущего Ирака. Что ж, надежды не оправдались. Солдаты другого иракского ба­тальона, направленного в Фаллуджу, начали дезертировать, как только получили приказ на выступление, так что батальон быстро разложился. Попытка перебросить в Фаллуджу части корпуса граждан­ской обороны с базы в Багдаде также не принесла успеха. Как только подразделение выступило, то сразу же угодило в засаду, устроенную шиитами. Шесть иракских солдат были ранены (причем два серьезно), погиб также американец из патруля, сопровождающего конвой. Затем толпа шиитов перегородила дорогу солдатам, и машины были вынуждены вернуться на базу. У местных американских советников тут же возникла идея перебросить войска к Фаллудже на верто­летах, однако из-за негативных настроений в части от этой мысли вскоре отказались. В результате из 695 солдат 106 дезертировало и 104 отказались воевать. Среди последних были все переводчики, которых в батальоне было более дю­жины. Таким образом, батальон в одночасье поте­рял боеспособность (и так невысокую). Стоит отметить, что по некоторым подсчетам, в эти дни каждый четвертый сотруд­ник новых иракских силовых структур либо дезертировал, либо с оружием в руках перешел на сторону повстанцев – более яркой иллюстрации крушения американских чаяний трудно представить. Еще один инцидент произошел в городе Махмудия, южнее Фаллуджи, где командир местных иракских сил отказался ис­полнять свои обязанности. Что касается полиции Фаллуджи, то полицейские на самом деле часто помогали повстанцам, снабжая их оружием и боеприпасами со своих складов, при­чем для доставки оружия и транспортировки боевиков ис­пользовались как полицейские пикапы, так и машины скорой помощи, находившиеся под защитой международного знака Красного полумесяца. Отсутствие поддержки со стороны иракских сил, помощи на которую американцы изначально рассчитывали, резко сократили для морской пехоты возможности оперирования людскими резервами и пространство для маневра. Однако многие американские офицеры со своей стороны не дове­ряли иракским командирам и солдатам, считая их тайными пособниками повстанцев. Как вспоминал один морской пе­хотинец: «Если иракский офицер не убит или на него не со­вершено покушение, то значит, он поставляет информацию или оказывает иную поддержку повстанцам. Любой иракский офицер, который не в одной постели с повстанцами, скорее всего уже мертв». Стоит сказать, что они были не­далеко от истины. Боевики своими действиями подставляли под удар мирных жителей. Они использовали многочисленные городские ме­чети в качестве пунктов сбора и укрытия, тем самым, превра­щая эти религиозные сооружения в потенциальную мишень. Не брезговали повстанцы укрываться в школах, больницах и других муниципальных учреждениях, зачастую использую гражданское население в качестве живого щита. Подобная тактика боевиков привела к трагедии мирных граждан города, о которой подробнее будет сказано ниже. Штурм Фаллуджи спровоцировал активность боевиков по всей провинции Аль-Анбар. 6 апреля восстание вспыхнуло в городе Аль-Рамади, сюда был спешно брошен 2/4. Фактиче­ски, боевые действия здесь были куда интенсивней, чем в Фаллудже – в первый же день потери морпехов составили 12 человек убитыми. Бои в Аль-Рамади затянулись на пять дней, всего погибли 16 морских пехотинцев, и еще около 100 человек получили ранения. Тем не менее, выступление по­встанцев здесь было с успехом подавлено морской пехотой. В целом же, в апреле по всему Ираку (с учетом вышеупомя­нутого выступления шиитов) прошла серия антипартизанских операций, призванных подавить сопротивление и перекрыть доступ через границы иностранных добровольцев, оружия и снаряжения для моджахедов. В общем, операция по умиротворению города затягива­лась, превратившись в «обычный» штурм. К вечеру 8 апре­ля по оценкам командования, для окончания умиротворения Фаллуджи требовалось еще от 48 до 72 часов. К концу дня 9 апреля в Фаллудже погибли почти 30 морских пехотинцев. Бои в основном велись в южном индустриальном и северо-­западном районах Фаллуджи. К 9 апреля морские пехотинцы контролировали где-то 25 % города.

ТРАГЕДИЯ ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ И БОРЬБА ЗА УМЫ
Известно, что операции в городской местности считают­ся одними из самых сложных с точки зрения их правового урегулирования. Большая скученность гражданского населения делает проведение военных операций в городе очень сложным. Местные жители одним своим присутствием пре­пятствуют действиям войск, сковывают их маневр и подвижность, блокируют дороги, ограничивают применение тяжелого оружия. Одновременно остро встают проблемы безопасности, как войск, так и населения – в городе пышным цветом рас­цветают мародерство, грабежи, саботаж, шпионаж, терроризм. Апрельские бои в Фаллудже наглядно все это продемонстрировали. Спешно спланированная операция умиротворе­ния города не оставляла времени для организации эвакуации мирного населения. Как следствие, мор­ским пехотинцам и моджахедам пришлось вести бои в условиях густонаселенного города. Трагиче­ской стороной любых уличных боев, как прежних войн, так и современных, является гибель мирных жителей, чьи дома вдруг оказались в эпицентре боевых действий. Не стали исключением и бои в Фаллудже, где применение обеими сторонами тя­желого вооружения разного типа, плюс участие в сражении американской авиации неизбежно вело к многочисленным невинным жертвам среди гражданского населения. В этой связи подполковник Беллон за­метил: «Если бы здесь была моя семья, то мы бы в городе не остались. То, что должно было случиться (то есть штурм города), не было большим секретом. Но местные не захотели уходить. И, к сожалению, это привело к вспышкам насилия..., люди пострадали». Не оправдывая ни одну из сторон, подчеркнем, что гибель гражданских в ходе боевых действий в городах практиче­ски неизбежна, как при использовании сторонами обычного стрелкового оружия, так и при применении тяжелого воору­жения, не говоря уже об авиационных налетах, как бы ее и не пытались минимизировать путем использования высоко­точного вооружения. В то же время, фактически, сложно ви­нить в этой крови американские войска – с тем же успехом Красную армию можно обвинять в гибели мирных жителей Берлина в апреле-мае 1945 года.
Штурм: Эль Фаллуджа/жопа пендосской военной мысли/много текста

Другой черной стороной боевых действий в Фаллудже стало разрушение нескольких городских мечетей. Стоит напомнить, что Женевская конвенция запрещает атаковать религиозные сооружения. Более того, в соответствии с действующими в армии США инструкциями уничтожение религиозных зданий, также как медицинских и культурных учреждений, недопусти­мо. Однако, если в данных зданиях находится противник, то их уничтожение легитимно. Так случилось и в Фал­лудже, где иракские боевики, как мы уже указывали, исполь­зовали некоторые из мечетей в военных целях. Например, моджахеды укрылись в мечети Абдель-Азиз аль-Самари, ис­пользуя ее как прикрытие при обстреле морпехов. Американ­ское командование поначалу запрещало солдатам стрелять по мечети, исходя из ее статуса культового сооружения, несмотря на то, что о боевиках в ней было хорошо известно. Затем было резонно замечено, что раз боевики укрываются в мечети и используют ее в военных целях, то она теряет свой защитный статус и становится законной целью. «Мы и удари­ли» - заявил в интервью корреспондентам британской «Дейли Телеграф» подполковник Бирн. 7 апреля боевой вертолет AH-1W «Супер Кобра» атаковал мечеть. Выпущенная с верто­лета противотанковая ракета «Хеллфайр» с лазерной систе­мой наведения, попала в основание минарета. Затем налетел истребитель F-16, и сбросил на комплекс мечети 500-фунтовую бомбу. В ходе этой атаки, по заявлению иракцев, погибло не менее 40 человек, часть из них наверняка являлась боевиками. «Они убили женщин, детей и стариков, которые были в мечети» - вспоминал один из жителей после событий. Со своей стороны, американское командование не подтвердило информацию о гибели такого количества людей. В самом начале штурма, американская авиация разбом­била электростанцию, оставив Фаллуджу без света – теперь электричество производилось генераторами и было доступно лишь в отдельных местах, таких как мечети и клиники. Водо­провод не работал, а подвоз продуктов фактически прекра­тился, в связи с блокированием города. Телефонная связь была перерезана американцами. Главный госпиталь в Фаллудже (Fallujah General Hospital) был занят военными, кото­рые ограничили доступ туда для местных жителей, так как хо­тели предотвратить его использование боевиками. Поскольку множество тел убитых оставались не похороненными и бы­стро разлагались на жаре, смрад распространялся по городу. Таким образом, осажденная Фаллуджа находилась на грани гуманитарной катастрофы, о чем журналисты не преминули оповестить весь мир. Освещением происходящего в Фаллудже, окрещенного жур­налистами «Сараево на Евфрате», в основном занимались ре­портеры арабских новостных телеканалов, таких как катарская «Аль-Джазира» или эмиратская «Аль-Арабия». Понятно, что работающие в городе арабские журналисты симпатизировали своим единоверцам, поэтому информация о происходящем подавалась под соответству­ющим соусом. Все внимание арабских журналистов было сосредоточено на страданиях и жертвах мирного населения, о том же почему это происходило, они обычно умалчивали. Ка­дры, демонстрирующие гуманитарный кризис в Фаллудже и страдания мирного населения не сходили с экранов телевизоров в арабских странах, а затем ретранслировались на весь мир, вызывая бурю негодования в адрес США. Западные журналисты, особенно из либераль­ных изданий, в охваченный боями город особо не стремились, страшась похищения или ги­бели (причем от рук тех, кого они обычно за­щищали), поэтому с готовностью использовали предоставленную арабами информацию, теле­визионную картинку и фотографии, выступив в качестве ретранслятора арабской версии со­бытий. И так не пользующиеся широкой под­держкой мирового сообщества США оказались под валом жестокой критики даже со стороны своих союзников. Масла в огонь добавляли и местные американские либералы с демократами, стремящие­ся дискредитировать президента Д. Буша в преддверии гряду­щих президентских выборов. Внутри самого Ирака начался ропот недовольства по пово­ду событий в Фаллудже. Прежде всего, это касалось суннит­ских представителей в иракском правительственном совете (их там было всего трое), в руки которого скоро должна была быть передана власть в стране, а также позиция крупнейшего объединения суннитов в Ираке – Исламской партии Ирака. Один из влиятельных политиков, министр по правам челове­ка Абд эль-Басит Турки (не суннит), в знак протеста против происходящего, ушел в отставку. Понятно, что администра­ция Бремера должна была действовать с оглядкой на ирак­ских представителей и игнорировать их настроения никак не могла. Население страны также не осталось безучастным. При иракских мечетях начали формироваться гуманитарные конвои для отправки в Фаллуджу, по стране открывались станции сбора крови для раненых. Боевики грамотно использовали возникший внутренний и международный ажиотаж в своих целях. В интернет начался массовый выброс информации о якобы зверствах американ­ских военных, информации, в большинстве своем неправди­вой или же притянутой за уши. Непрерывным потоком шли сообщения о гибели гражданского населения в результате бо­евых действий. Иракские врачи и волонтеры с готовностью раздавали интервью журналистам, в которых расписывали жертвы среди мирных жителей, данные об их гибели начали распространяться практически сразу же после начала боев. Так, согласно некоторым данным, 6 апреля 16 детей и восемь женщин погибли в результате авианалета. В последующие дни подобная информация нарас­тала как снежный ком. 8 апреля прозвучала информация о том, что с начала боев в Фаллудже погибли минимум 280 гражданских жи­телей и более чем 400 получили ранения. «Многие уми­рали от простых ранений, потому что им не могли ока­зать медицинскую помощь» - вспоминал в интервью доктор Салих Али. «Мы также знали о том, что убитые и раненые во многих местах похоронены под развалина­ми, и мы не можем помочь им из-за боевых действий –говорил в интервью британским журналистам местный врач Тахер аль-Иссави. Понятно, что никто никаких под­счетов не вел, да это было и невозможно в сложившихся ус­ловиях, а цифры были просто взяты с потолка. Однако это была именно та информация, которую журналисты проараб­ского или либерального толка хотели услышать. Поскольку город был заблокирован американскими войска­ми, формируемые в Багдаде гуманитарные конвои попасть в него не могли. Тем не менее, один раз это все же удалось – колонна машин с собранными в столице продовольствием и медикаментами и несколько сотен волонтеров, которые по пути выкрикивали лозунги призывающие мусульман к объеди­нению, сумели таки прорваться в город. Это было неудивитель­но, поскольку марш был организован суннитскими и шиитски­ми лидерами, проявившими редкое единодушие. Осуществить это удалось с помощью жителей окрестных деревень, которые отвлекали американцев, бросая в них камни. Прибывшие в город медперсонал и волонтеры не скупи­лись на антиамериканские комментарии и хлесткие обвине­ния. «Ничто не могло подготовить меня к тому, что я увидел в Фаллудже. На земле нет закона, который бы оправдал то, что американцы сделали с невинными людьми» - рассказывал один багдадский доктор, прибывший в Фаллуджу в составе гуманитарной делегации. Рассказы о женщинах и детях Фаллуджи, раненых осколками бомб и снарядов или, что еще хуже, подстреленных американскими снайперами не сходили с первых полос газет и новостных каналов. Естественно, что никем из либеральных журналистов не упоминалось, что боевики использовали гражданское насе­ление в качестве живого щита, укрывались в мечетях и так далее. В этой связи показательно, что теперь уже никто не вспоминал, что еще несколько дней назад «мирные жители Фаллуджи» совсем немирно жестоко расправились с гражданским конвоем. Вместо этого, звучали достаточно лице­мерные заявления в стиле «Мы знали, кто убил американских контрактников, но вместо того, чтобы допросить нас, Бремер решил отомстить» - именно так заявил один из фаллуджийских клериков. Остается заметить – можно ли в здравом уме представить, как этот или ему подобные клерики указывают американцам на убийц их соотечественников в таком городе как Фаллуджа? Вопрос, конечно же, риторический. Или дру­гой пример: «Из-за четырех человек американцы убили де­тей, женщин, стариков и осадили целый город?» - вопрошал один из багдадских волонтеров прибывших в Фаллуджу. Эту же мысль высказал один из жителей: «Убийство четырех контрактников не давало им право разрушать целый город». В попытке остановить распространение мутного потока негативной для них информации, американцы не останавли­вались даже перед жесткими мерами. В частности, 9 апреля американские власти настойчиво потребовали, чтобы жур­налисты «Аль-Джазиры» покинули Фаллуджу, под формаль­ным предлогом угрозы их жизни в зоне военных действий, но получили отказ. После этого, 12 апреля, бригадный генерал Киммит призвал всех не смотреть репортажи «Аль-Джазиры», поскольку они показывают, что американские солдаты «на­меренно убивают женщин и детей», что является «ложью и пропагандой». Вскоре, один из советников П. Бремера, Д. Сенор обвинил «Аль-Джазиру» и «Аль-Арабию» в перекручивании фактов, что полностью соответствовало действительности. Позиция американской стороны в этой ситуации была четкой, взвешенной и объективной. Операция «Неусып­ная решимость» позиционировалась как освобождение Фаллуджи и ее жителей от засилья боевиков и террористов. Американцы в своих коммюнике неоднократно ука­зывали, что, по­падая в сложную ситуацию, боевики стремились рас­твориться среди мирного населения и не гнушались ис­пользовать гражданских жителей в качестве живого щита. Последнее не подлежит сомне­нию, иначе как по другому трактовать данные об органи­зации моджахеда­ми опорных пунктов в жилых кварталах, использовании ме­четей, школ, боль­ниц и прочих му­ниципальных зданий в военных целях и так далее. Также понятно, как мы уже писали выше, что в условиях уличных боев, очень трудно отличить боевика от мирного жителя, ведь повстанцы не носят военную униформу. Однако разъ­яснения США большинством мирового сообщества так и оставались не услышанными, скорее всего потому, что ни­кто и не хотел их слушать, так как для большинства куда привычней огульно обвинять американцев в военных пре­ступлениях, чем взять и объективно разобраться в проис­ходящем.

«МЫ БЫЛИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЛИЗКИ К ВЫПОЛНЕНИЮ ПОСТАВЛЕННЫХ ЦЕЛЕЙ»
Откровенно затянувшийся штурм Фаллуджи заставил руко­водство США пересмотреть свои намерения, в виду ослож­нения положения. К тому же, мировое сообщество, под воз­действием вызвавших международный ажиотаж репортажей арабских телеканалов, с осуждением отнеслось как к штурму Фаллуджи вообще, так и к действиям США в Ираке, в част­ности. Даже союзник США премьер-министр Великобритании Т. Блер призвал Д. Буша остановить штурм. Под влиянием всего этого, в середине дня 9 апреля в во­йска пришел приказ приостановить операцию – американцы объявили односторонне, прекращение огня. Формальным поводом для этого было предоставление возможности пред­ставителям иракского правительства вступить в переговоры с повстанцами и местными вождями. Батальоны прекратили наступательные действия и закрепились на достигнутых ру­бежах. На другой день, 10 апреля, в штаб экспедиционных сил морской пехоты пришел письменный приказ, полностью отменяющий операцию «Неусыпная решимость». Это решение вызвало недовольство в КМП, поскольку мор­ские пехотинцы понесли серьезные потери и контролировали уже почти треть города, а теперь оказалось, что все это зря. К тому же, по имеющимся разведывательным данным, моджа­хеды начинали испытывать нехватку боеприпасов (морпехи все же достаточно плотно блокировали город), что не могло не отразиться на их готовности к продолжению боев. Полков­ник Тулан горько заметил: «Мы были действительно близки к выполнению поставленных целей». Генерал Мэттис был в ярости: «Если вы собираетесь захватить Вену, захватывай­те эту долбанную Вену» - раздраженно процитировал он генералу Абизайду из­вестную фразу Наполеона Бонапарта; по­следний просто кивнул не сказав ни сло­ва. Однако в полной мере все, что он думает по поводу «стоп-приказа» Мэттис выложил Тулану, приехав на его командный пункт в городском пригороде Йолан. В ответ на недовольство военных Бремер попытался объяснить Абизайду свою позицию, сказав, что отмена операции была вынужденным шагом, поскольку продолжавшийся штурм Фаллуджи гро­зил «лишить американское присутствие в Ираке поддержки местного населения». Хотя в условиях полыхавшей по всей стране партизанской войны подобное заявление звучало несколько странно, од­нако с учетом «большой политики», а ведь близился срок передачи власти в Ираке в руки иракской администрации, оно все же имело некоторый смысл. Тем не менее, первый штурм Фаллуджи стал классическим примером того, как современные средства массовой инфор­мации могут воздействовать на проведение военных опера­ций. Не получи гуманитарная катастрофа в городе должного освещения в прессе и на телевидении, то морская пехота просто бы довела дело до конца, вопрос с повстанцами был радикально, но эффективно решен, и об этом бы все вскоре позабыли. Однако теперь события развивались совсем по другому сценарию.
Штурм: Эль Фаллуджа/жопа пендосской военной мысли/много текста

Прекращение огня и разблокирование города позволило прибыть в Фаллуджу многочисленным гуманитарным конвоям, а 70000 жителей покинули Фаллуджу после открытия кордонов, ища мира, спокойствия, пищи и медицинской помо­щи. При этом, прячась под маской мирных жителей, из города удалось выскользнуть многим боевикам. Одностороннее прекращение огня американцами вовсе не привело к ответной любезности со стороны моджахедов. На­оборот, теперь повстанцы вздохнули с облегчением и повери­ли в свою безнаказанность. Перегруппировавшись, боевики продолжили осуществлять стремительные атаки на амери­канские блокпосты, устраивали засады на патрули и активно использовали снайперов. То там, то тут позиции американ­цев подвергались спорадическим обстрелам из стрелкового оружия и РПГ. Правда, в либеральных СМИ об этом пред­почитали не упоминать, продолжая голосить о гуманитарной катастрофе и трагедии мирного населения. В этот момент «затишья» основную тяжесть ведения боев со стороны морской пехоты взяли на себя снайперы. Снай­перские команды были развернуты на крыше едва ли не каждого четвертого дома занятого морпехами, и уничтожали в день от 10 до 20 боевиков. Имея прекрасную ноч­ную оптику, американские снайперы успешно действовали и в темное время суток. Морские пехотинцы продолжали удер­живать обозначенный им периметр в городе, и стычки и пере­стрелки с повстанцами наблюдались повсеместно на протя­жении нескольких последующих недель. Американские военные отчетливо понимали, что приоста­новка боевых действий идет на пользу моджахедам. Генерал Ричард Мейерс, председатель комитета начальников штабов отметил 20 апреля: «Как вы помните, мы пришли из-за убийства охранников из «Блекуотер»... То, что мы обнаружили, оказалось огромным крысиным гнездом, которое и сейчас гноится». Однако политики военных не слушали, а расплачиваться за их легкомыслие пришлось простым сол­датам, принесением в жертву «политической целесообразно­сти» своего здоровья, а то и жизни. С затишьем в городе развернулась пропагандистская и информационная война. Американцы воспользовались моментом, чтобы сгладить негативные эффекты от своих действий и привлечь на свою сторону гражданское населе­ние. С этой целью активно задействовалась радиопропа­ганда и распространение печатных материалов. Действия личного состава подразделений психологических операций были сопряжены с риском для жизни. В один из дней, груп­па из 17-го батальона психологических операций (военных операций информационного обеспечения), приданная роте «Браво» 3-го батальона психологических операций, патру­лировала местной рынок, с заданием определить действенность американской радиопропаганды на жителей го­рода. Один из участников этого патрулирования, сержант 1-го класса Джон Фишер из 3-го батальона вспоминал: «Мы слышали спорадическую стрельбу из ручного оружия. Утро было очень напряженным. Когда мы возвращались на нашу базу к западу от города, в 20 футах от нашей машины взорвался СВУ». Основная волна взрыва накрыла второй «Хемви», но к счастью, серьезно никто не пострадал, раз­ве что ее водитель штаб-сержант Скотт Селби, которому порезало лицо и разорвало барабанные перепонки. Ма­шина сохранила подвижность, так что Селби несмотря на ранение остался за рулем и сумел благополучно добраться до базы, где ему и была оказана медицинская помощь. 21 мая 2004 года Селби был награжден медалью «Пурпурное сердце», которое ему вручил лично генерал-майор Герберт Альтшулер, командующий специальным командованием армии США по связям с гражданской администрацией на занятых территориях и психологических операций. Политики же искали свои пути решения проблемы. 19 апре­ля у кого-то в верхах возникла «светлая идея» организовать совместное патрулирование Фаллуджи силами американо-иракских подразделений, что в условиях полной дискредита­ции новой иракской армии было весьма странным предло­жением, хотя и верным политически. Реализована эта идея, однако, не была, вероятно, потому, что доверия к иракцам после большого дезертирства иракских солдат морские пе­хотинцы более не испытывали. В эти же дни была проведена еще одна популистская акция по сдаче жителями города ору­жия. Понятно, что большого результата эта акция не принес­ла, разоружение города носило ограниченный характер. В 20-х числах апреля в Фаллудже случилось несколько крупных боестолкновений. Утром 26 апреля подразделение роты «Эхо» из 2/1, патрулировало северо-западную окраину района Йолан. В ходе этого патруля, заняв два близстоящих дома, морпехи остановились для отдыха. Здесь-то они и были атакованы боевиками, которые неожиданно объявились, при­ехав на нескольких пикапах и такси. Окружив дома, моджахе­ды обрушили на солдат плотный огонь из РПГ и стрелкового оружия. Попавшие в тяжелое положение пехотинцы вызвали поддержку. Уже вскоре над ними появился вертолет «Супер Кобра», а к месту боя подошел танк «Абрамc». С их помощью морские пехотинцы сумели вырваться из кольца и отступить. К полудню все было закончено, из 39 американских морпехов один был убит и 17 ранено. В ночь на 28 апреля в городе снова вспыхнули бои. На этот раз американцы подвергли Фаллуджу мощному артиллерий­скому обстрелу и бомбардировке. В этот же день наконец был достигнут компромисс с местными старейшинами, не иначе как под влиянием разрывов в городе артиллерийских снарядов, являющихся лучшим средством против несговор­чивого противника. Заключенное соглашение об урегулиро­вании ситуации предусматривало вывод морской пехоты из города и передачу Фаллуджи под контроль иракских сил, для чего формировалась отдельная иракская бригада. Что и говорить, с точки зрения логики довольно странное решение в свете последних событий, однако вполне обоснованное с политической и популистской сторон. Не зря генерал-лейте­нант Конвей назвал это соглашение «сделкой с дьяволом». Немаловажно, что никто из лидеров боевиков так и не был арестован, позабыли и о поиске убийц контрактников из «Блекуотер». 30 апреля 2004 года морские пехотинцы были выведены из города. Черта под первой операцией по пацификации города была подведена.

ИТОГИ ШТУРМА ФАЛЛУДЖИ
На момент, когда боевые действия были остановлены, ни одна из задекларированных американским командованием целей достигнута не была. Убийцы сотрудников «Блекуотер» задержаны не были, а порядок и законность в городе не восстановлены. Наоборот, Фаллуджа превратилась в один из символов антиамериканского сопротивления в Ираке и остальном мусульманском мире. По современным оценкам, в первом штурме Фаллуджи за 24 дня боев погибло 600-700 иракцев, как боевиков, так и гражданских жителей. Точную пропорцию тех и других ныне установить крайне трудно, если вообще возможно. Различные источники называют цифры в 615, 800 и 1500 человек. Американская сторона решительно отметала все обвинения в причастности к гибели мирных жителей. Так, подполковник Бирн в интервью газете «Вашингтон пост» 9 апреля подчеркнул, что все погибшие в Фаллудже к этому моменту были моджахедами. Официаль­но американские военные заявляли, что 90-95% погибших являлись боевиками. Потери морских пехотинцев составили 18 человек убитыми и 96 ранеными. Данные о потерях боевой техники в «Первой битве за Фаллуджу» отсутствуют. В апрельских боях в Фаллудже американцы осуществили 150 воздушных налетов, в ходе которых на город и окрест­ности было сброшено 100 тонн ракет и бомб, разрушено 75 зданий и две мечети. Первая битва в Фаллудже наглядно показала, что тактика применяемая повстанцами против американских войск оказа­лась весьма эффективной. «Фаллуджа, небольшой город в цен­тре суннитского восстания, считалась суннитами чем-то вроде сельского городишки... Однако штурм морскими пехотинцами целого города, как-будто, это был Верден или Сталинград, пре­вратили его в национальный символ» - отметил в своем репортаже известный журналист П. Кокбурн. Однако следует помнить, что операция «Неусыпная решимость» была проиграна политиками, но не солдатами. Фактически, морским пехотинцам так и не дали окончить работу, которую они начали, и которую бы неминуемо довели до логического завершения. Однако это уже мало кого волновало. В глазах исламских бое­виков, иракских повстанцев, жителей Фаллуджи, Ирака, всего арабского мира это выглядело как победа моджахедов над аме­риканскими войсками. Причем победа политическая, о чем не преминули заявить многие американские военные аналитики и специалисты по партизанской войне.

ОБСТАНОВКА В ИРАКЕ В СЕРЕДИНЕ 2004 ГОДА
В мае-сентябре 2004 года в Фаллудже было сравнительно спокойно. Тем не менее, общие тенденции, наблюдавшиеся в «Суннитском треугольнике», да и по всему Ираку в этот период, показывали, что до нормализации обстановки еще очень далеко. Основными событиями этого периода, оказавшими влия­ние на внутреннюю ситуацию как в Фаллудже, так и во всем Ираке, были следующие:
Штурм: Эль Фаллуджа/жопа пендосской военной мысли/много текста

1. С апреля по июнь 2004 года продол­жалось шиитское восстание. «Армии Махди» удалось взять под контроль несколько городов, в том числе Кербелу, Куфу, Эн-Неджеф; в последнем укрывался глава восстания Муктада Ас-Садр. После ряда войсковых операций Коалиционным во­йскам удалось вынудить Ас-Садра, 24 июня, заявить о прекращении боевых действий и о заключении перемирия с оккупационными войсками. Перемирие продержалось лишь до 4 августа, когда боевики Ас-Садра подорвали машину с взрывчаткой у полицейского участка в Эн-Неджефе. После этого американцы про­вели войсковую операцию, задействовав до 4000 американских и иракских солдат. К концу августа «Армия Махди» в Эн-Неджефе была разбита, а с Ас-Садром заключено соглашение о мире. 30 августа он призвал боевиков «Армии Махди» пре­кратить огонь на всей территории Ирака и ожидать обнародования программы по­литического урегулирования. После это­го и до конца года «Армия Махди» более не вступала в особо крупные столкнове­ния с войсками Коалиции, за исключе­нием нескольких перестрелок в Басре, контролируемой британцами. 2. Несмотря на восстание «Армии Махди», 28 июня 2004 года власть в Ираке из рук Временной оккупационной ад­министрации перешла к временному правительству Ирака, правительству, в котором доминировали шииты. Премьер-министром стал Ийяд Аллави, не имевший, впрочем, осо­бого влияния ни на шиитов, ни на суннитов. Понятно, что решение о передаче власти в руки иракцев, и это в усло­виях нестабильности в стране, являлось скороспелым, по­пулистским и ни чем не было подкреплено. Дееспособный аппарат управления отсутствовал в принципе. Иракские охранные силы – полиция и армия, на которое потенци­ально должно было опираться это прави­тельство, хотя и существовали на бумаге, однако надежностью и лояльностью к но­вой иракской власти не отличались. Вся власть нового кабинета держалась лишь на штыках войск Коалиции. 3. В конце апреля 2004 года мир узнал о пытках и издевательствах над заключенными в тюрьму Абу-Грейб иракцами со стороны американского персонала тюрьмы. Целью всех этих пыток было желание сломить волю заключен­ных. Стоит заметить, что и во времена Хусейна тюрьма Абу-Грейб имела зло­вещую репутацию однако в данный мо­мент, об этом уже никто не вспоминал. Придание этой информации гласности вызвало в мире большой резонанс и возмущение. Также выяснилось, что высшее командование США закрывало глаза на нарушения в обхождении с за­ключенными. Эффект разорвавшейся бомбы вызвало обнародование служебной записки командующего вой­сками Коалиции Рикардо Санчеса, в которой санкционировалось применение пыток к заключенным, с целью добычи информации. Стоит ли говорить, что, после такого от­ношение к США в Ираке и в других арабских странах еще более ухудшилось.

ИРАКСКАЯ БРИГАДА В ФАЛЛУДЖЕ
Серьезным последствием апрельских событий стало факти­ческое крушение функционирова­ния Иракских охранных сил (ИОС), создаваемых американцами из местных кадров. Весной 2004 года поли­цейские и охранные силы Ирака рухнули во многих городах страны. Причинами этого стали серьезные проблемы с мотивацией и лояль­ностью сотрудников этих структур, неспособностью американцев ос­настить своих иракских союзников должным образом (что стало след­ствием слабого доверия к ним) и повсеместные атаки повстанцев на полицейские участки, причем в шиитских районах, где бушевало восстание «Армии Махди», эти нападения были органи­зованны и согласованы. К 17 апреля из полиции дезер­тировало три тысячи иракцев, а из Корпуса гражданской обороны – 12 000 человек. В западном Ираке дезертиро­вало около 82% сотрудников ИОС, в Багдаде - 50 %, на юге - около 30 % [9, р.341]. Таким образом, создавая в 2003-2004 годах новые силовые и армейские структуры нового Ирака, США понесли серьезное поражение в во­енном и моральном планах. В этом контексте, вышеупомянутое формирование ирак­ской бригады в Фаллудже, в руки которой с 30 апреля был пе­редан контроль над городом, стало своеобразной попыткой хоть как-то восстановить реноме ИОС. С другой стороны, те­перь американцы облегчали свое положение, переложив ответственность за поддержание порядка в Фаллудже на пле­чи иракцев. Планировалось, что бригада станет едва ли не мостом примерения между новым иракским правительством в Багдаде и жителями Фаллуджи. «Мы пытались привлечь иракцев помочь нам решить проблему», вспоминал после событий генерал-лейтенант Джон Саттлер. Генерал Мейерс, заявляя в интервью об «иракизации безопасности», отметил, что в бригаду вступают иракцы, которые «хотят быть полезными». Бригада создавалась за американский счет, на ее оснаще­ние и вооружение было передано около 800 штурмовых вин­товок АК-47, 27 автомашин «пикап» и 50 радиостанций, плюс несколько пулеметов и даже РПГ.
Штурм: Эль Фаллуджа/жопа пендосской военной мысли/много текста

Вопреки громкому названию, данная бригада, конечно же, не являлась военным формированием, чем-то больше напо­миная территориальную милицию. Самое парадоксальное, что в ее состав начали активно записываться прежние солда­ты армии Хусейна, многие из которых еще недавно воевали с войсками Коалиции, либо же подавляли оппозицию внутри Ирака. Были среди добровольцев и те, кто еще несколько дней назад участвовал в уличных боях в Фаллудже. Многие солдаты бригады даже носили свою прежнюю униформу саддамовской армии, хотя это скорее было связано с нехваткой обычной униформы для ИОС, чем с внешней демонстраци­ей. Общая численность бригады рав

Комментарии (11)

  1. Ситхов Иван Иваныч
    you do not know the power of the dark side
    dennica3 22 декабря 2016 13:28 #1430026
    не, вечером почитаю

    Наконец то мы раскроем себя джедаям. Наконец то мы сможем отомстить
  2. КиркороФФ
    Клим Чугункин 22 декабря 2016 14:00 #1430044
    да ну нахуй, можно аудиоверсию?
    1. Шайтази
      لقاضي والجلاد الآخرين.بوتين التافه يجب ان يموتכלך לך הומו פוטין
      magaalex 22 декабря 2016 14:24 #1430061
      только, шрифтом Брайля.

      "Во время всеобщей лжи говорить правду-это экстремизм!"
      Джордж Оруэлл
      "Собрать стадо из баранов легко, трудно собрать стадо из кошек"
      С. Капица
      .نفسه القاضي والجلاد الآخرين.
  3. Гравицапа
    Rayder69 22 декабря 2016 14:27 #1430062
    magaalex, так и заставил читать areyoukiddingme
    haha beer

    Каждая мразь желая оправдать свое предательство, будет пиздеть на языке того, кого предала!
    Они скакали в Европу!
    1. Шайтази
      لقاضي والجلاد الآخرين.بوتين التافه يجب ان يموتכלך לך הומו פוטין
      magaalex 22 декабря 2016 14:33 #1430065
      beer полезное это дело book Только, пиндосские потери занижены в несколько раз: только самолётов сбили аж 2 штуки. Не любят пиндосы озвучивать свои потери. Где-то читал, что положили они там своих 300-450 человек, только 200-ми.

      "Во время всеобщей лжи говорить правду-это экстремизм!"
      Джордж Оруэлл
      "Собрать стадо из баранов легко, трудно собрать стадо из кошек"
      С. Капица
      .نفسه القاضي والجلاد الآخرين.
  4. Пацак
    mixa 22 декабря 2016 14:37 #1430067
    Недочитал,устал,но понял,что ПАЦИФИКАЦИЯ и ИНПЛЕМЕНТАЦИЯ к умиротворению и вариантности не имеют отношения.Это просто понты многополярности-каждый дрочит,как он хочит.короче.
    1. Пацак
      Антарктида - це Європа
      -=ShAnS=- 22 декабря 2016 14:41 #1430069
      така ж фигня. недодрочитал
  5. Пацак
    vivaldi26 22 декабря 2016 14:48 #1430072
    Проблемму исламского радикализма.. да и вообще ислама - решат полностью роботизированные войска. winked
  6. Пацак
    ни что нас не свернёт с пути - нам всё равно куда идти....
    ГаДкИй Йа 22 декабря 2016 16:36 #1430115
    ....бля, я стока букав не знаю

    ...я говорю то что думаю....а думаю в основном про всякие гадости...
  7. שלג
    Мне кажется , надо выпить .
    zima 22 декабря 2016 16:53 #1430130
    Попадание !
  8. КиркороФФ
    тараканище 22 декабря 2016 19:13 #1430186
    ебать на последнем видосе ремих Аллах Акбар - я шахид почти 7 мин хуярит , у меня она в оригинале тож есть russian

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.